НАВЕРХ

ОПР
Объединенная промышленная редакция
объединенная промышленная редакция
оборонно-
промышленный
комплекс россии
специальный информационно-аналитический проект
Трудности преодолимы
В преддверии Международного военно-технического форума «Армия-2022» специально для проекта «Материалы, оборудование, технологии и решения для ОПК России» на вопросы журнала «ОПК РФ» любезно согласился ответить президент Ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров.


— Георгий Васильевич, не секрет, что большую часть импортных станков приобретали предприятия оборонно-промышленного комплекса. Ситуация изменилась, зарубежные станки стали недоступны. Что может в этой ситуации предложить предприятиям ОПК российское станкостроение?
— Вы правы. Примерно 70–75% всего объёма потребляемого в стране металлообрабатывающего оборудования приходится на долю предприятий оборонно-промышленного комплекса. И если смотреть на ситуацию в целом, то я не вижу больших проблем для предприятий ОПК, потому что за последние пять лет в Россию завезено по импорту около 110 тыс. единиц металлообрабатывающего оборудования.

Пользуясь представившейся возможностью, ещё раз подчеркну свою позицию, которую неоднократно высказывал: у насв стране с 1991 года, к сожалению, не было переписи металлообрабатывающего оборудования. Только наша Ассоциация делает аналитику по коэффициентам выбытия и представляет свои прогнозные оценки по парку оборудования. Так вот, если мы за последние пять лет завезли более 110 тыс. единиц различного металлообрабатывающего оборудования, то это более 12–13% российского парка по состоянию на сегодня. Учитывая, что по кодам ТН ВЭД и по группам оборудования мы знаем всё, что завозилось в страну, я не вижу у предприятий оборонно-промышленного комплекса каких-то препятствий для производства их изделий.

Конечно, это не касается строящихся заводов, новых филиалов корпораций. Допускаю, что не на каждом предприятии есть то или иное особо уникальное оборудование, но критической ситуации мы не наблюдаем. И главное: сегодня российские предприятия имеют в своём номенклатурном составе практически всё, что нужно, может быть, только кроме очень специальных решений. Здесь очень важно эффективно выстроить совместную работу, чтобы предприятия оборонно-промышленного комплекса формировали технические задания производителям отечественного металлообрабатывающего оборудования. Тогда можно будет грамотно выстроить отношения заказчика и поставщика оборудования.

— Сейчас появилась идея шеринга — совместного использования станков. Годится ли такой институт для предприятий ОПК?
— В принципе идея шеринга станков имеет право на существование, но это не будет так масштабно и системно, как многим представляется. Думаю, в оборонно-промышленном комплексе это будут не более чем единичные случаи. Реализация такой идеи требует большой предварительной подготовки. Нужно знать состояние парка как в гражданском, так и в оборонном машиностроении, информация должна быть структурирована по группам оборудования, чтобы выстроить эту работу системно. Вряд ли для предприятий ОПК это подходит. Но ещё раз подчеркну, что при соответствующей предварительной подготовке можно получить нужный результат.

— На публику всегда производит впечатление статистика выпуска станков в СССР и сегодня в России: тогда выпускалось 1,5 млн станков в год, сейчас — на порядки меньше. Но ведь раньше станок был предназначен для выполнения одной технологической операции, а сейчас один обрабатывающий центр заменяет до полутора десятков таких станков. Видите ли вы смысл в таких сравнениях и как в принципе понять, сколько станков нашей промышленности, в том числе ОПК, нужно?
— Ваш вопрос прямо в точку. Создание станков с ЧПУ и обрабатывающих центров, аккумулирующих на одном рабочем месте целый комплекс технологических операций, — это одна из ведущих тенденций в станкостроении. Токарная, фрезерная, расточная, шлифовальная, термическая обработка — всё сегодня выполняется на одном обрабатывающем центре. Поэтому очень важно иметь перепись металлообрабатывающего оборудования, чтобы знать, что нам потребуется.

Мы с вами знаем, что практически до конца 90-х годов прошлого века у нас парк металлообрабатывающего оборудования, в том числе и на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, на 85% состоял из отечественного оборудования. Сколько станков закуплено за последние 5 лет, я уже назвал. В 10–15-летней ретроспективе доля зарубежного оборудования пропорционально возрастала. Закупалось много универсального, но очень много и современного металлообрабатывающего оборудования. И перепись оборудования очень важна, чтобы знать, что у нас в стране есть. Без этого не понять, что нам нужно и в каких количествах.

В некоторых госкорпорациях оборонно-промышленного комплекса такая работа проводилась, но требуется и общая системная работа, которая даст полную и объективную информацию. Та информация, которая есть у отдельных корпораций ОПК, даёт объективную картину им, но картины в целом по стране у нас нет. Получение межотраслевых и региональных балансов по металлообрабатывающему оборудованию даст точный, а не прогнозный ответ о необходимости принятия решений. Это касается и шеринга станков.

— Для многих отраслей возможна реализация идеи параллельного импорта. Насколько эта идея приемлема для такой продукции, как станок?
— Я считаю, что параллельный импорт для потребителей станкоинструментальной продукции — дело с минимальной эффективностью. С одной оговоркой: это не распространяется на инструментальный комплекс отрасли. О нём много говорят, но надо понимать, что это такое. Параллельный импорт предполагает поставку каких-то определённых видов продуктов без согласия правообладателя. Так вот: поставка металлообрабатывающего оборудования без согласия правообладателя труднореализуема.

Надо понимать, что каждый станок — это единичное изделие, у каждого станка есть свои технические условия, требования по обслуживанию и ремонту. Правила поставки оборудования идут от самого изготовителя. И если на изготовителя накладываются какие-то санкционные ограничения, он не может поставить оборудование, закрыв на это глаза, потому что последуют финансовые, экономические и, быть может, юридические проблемы.

Правда, у многих компаний из недружественных стран есть заводы, расположенные в дружественных нам странах. В такой ситуации может быть осуществлена официальная поставка, поскольку заводы принадлежат странам, в которых они расположены. Но надо помнить и другое. Системы ЧПУ имеют функции геолокации, из-за чего в любой момент оборудование может стать неработающим. В любом случае идея параллельного импорта может быть применена в отрасли для поставки различных видов инструмента, оснастки, комплектующих изделий.

— Вы могли бы назвать российские компании, продукция которых полноценно может заменить зарубежные станки?
— Ответ один. Открывайте сайт Ассоциации «Станкоинструмент». Там подробная информация о 85 заводах, входящих в Ассоциацию и выпускающих продукцию, которая будет востребована предприятиями ОПК. Все заводы, которые до сего момента сохранились, уже, как правило, экономически успешны и выпускают конкурентоспособную по техническим характеристикам продукцию. Поэтому нет смысла и неправильно кого-либо выделять. Каждый из них по своей специализации конкурентен. Независимо от того, выпускает предприятие с численностью персонала 3,5 тыс. человек продукции на 6 млрд рублей или предприятие с численностью 250 человек — продукцию на 350 млн рублей, у каждого есть своя специализация и номенклатура изделий. Каждое из них обеспечивает решение тех задач, в которых нуждается промышленность.

— Есть тема, актуальная для всех отраслей. Это состояние компонентной базы. Если вырос спрос на отечественные станки, значит, должен вырасти и спрос на отечественные комплектующие, иначе как предприятия оборонно-промышленного комплекса как самый большой потребитель оборудования смогут удовлетворить свои потребности в станках?
— Признаюсь, вопрос очень сложный. Мы констатируем рост спроса на оборудование, но ставить удовлетворение спроса в прямую зависимость от выпуска отечественных комплектующих изделий будет не совсем логично.

У нас производства комплектующих в стране практически не было, за небольшим исключением. К числу таких исключений я бы отнёс комплектные системы ЧПУ, которые выпускают компании «Балт-Систем», «Мехатроника», «Модмаш-Софт». Система ЧПУ — это 30% стоимости оборудования, и при нынешнем спросе на ЧПУ выпуск продукции для новых станков, ремонтов и модернизации оборудования этим предприятиям экономически выгоден.

Что же касается изделий другой номенклатуры — шарико-винтовые передачи, направляющие качения, шпиндели, револьверные головки и ряд других, то производства их в необходимом объёме в стране не было. Причины понятны. По всем аналитическим оценкам, чтобы было экономически выгодно выпускать комплектующие изделия для станкостроения, нужен минимальный объём выпуска станков 5–7 тыс. штук в год. Я не согласен с идеологией, которую навязывают некоторые федеральные ведомства, говоря, что производство компонентов — это задача бизнеса. В теории да. Но практика, а главное, реальное состояние нашей промышленности говорят об обратном.

Последние 8–10 лет Ассоциация не уставала повторять, что своя компонентная база нужна, а бизнес туда не идёт из-за отсутствия рентабельности. Это значит, что федеральным властям надо было менять подходы, экономически стимулировать выпуск комплектующих изделий, чтобы заинтересовать бизнес, потому что работать себе в убыток никто не будет. Я считаю необходимым под эгидой Минпромторга РФ сделать план мероприятий на основе аналитических записок Ассоциации, утвердить его на федеральном уровне и начать последовательно реализовывать.

— Однако возможна ведь и обратная связь? Не только станкостроители — оборонщикам, но и оборонщики — станкостроителям?
— Абсолютно верно. Возьмите ракетно-космический комплекс, бронетанковый комплекс, производителей других систем вооружения, и вы увидите, что в выпуске их продукции участвуют тысячи комплектаторов. Почему бы не передать им эти самые актуальные 7–10 позиций? У нас был опыт работы с предприятиями ОПК, когда они разработали и выпустили уникальное изделие высочайшего качества — инструментальный магазин для обрабатывающих центров.

— А цена?
— Да, цена гораздо выше, чем у аналогов, и это не секрет, что по цене их гражданская продукция в два-три раза дороже. Но если речь идёт о станкостроении как о задаче государственной важности, то и нужно разрабатывать экономические инструменты, которые так или иначе позволят преодолеть проблему цены выпуска комплектующих изделий предприятиями ОПК.

Ведь есть механизм снижения цены на станки для заказчиков при недостаточном финансировании у них. Постановление Правительства № 1206 от 10.08.2020 г. решает эту задачу. Почему не распространить этот механизм и на выпуск комплектующих изделий предприятиями ОПК? Можно предложить и другие механизмы, которые успешно используются, это решит проблему выпуска комплектующих изделий.

— Станки, как известно, без инструмента работать не могут. Что могут предложить предприятиям оборонно-промышленного комплекса российские инструментальщики и чем предприятия ОПК могут помочь российским пользователям инструмента?
— Хороший вопрос. Вернусь к статистике. Если взять всю продукцию станкоинструментального комплекса, то более 45% объёма приходится на инструментальную подотрасль, о чём часто забывают. Весь инструмент, который непосредственно участвует в технологии изготовления деталей, делится на шесть групп. По пяти группам ситуация относительно удовлетворительна. Это инструмент из быстрорежущих сталей, абразивный, алмазный, слесарно-монтажный, измерительный. Да, есть нюансы, зависимость от импорта где-то больше, где-то меньше, но до критических значений дело не доходит и сложности преодолимы.

Однако с инструментом из твёрдого сплава ситуация острая. Здесь зависимость от импорта в России критическая. За 2021 год твердосплавного инструмента было закуплено на 40 млрд рублей, из них отечественного инструмента было изготовлено только на 4 млрд. В последние 5–7 лет ряд инструментальных предприятий, не без помощи Фонда развития промышленности, серьёзно дооснастили свою техническую базу. Приобрели новое оборудование, внедрили ряд современных технологий и выпускают хорошую продукцию. В условиях санкционных ограничений они в 2–3 раза могут увеличить объём выпуска без каких-либо дополнительных финансовых затрат, но в любом случае этого крайне недостаточно.

Ассоциация поднимает этот вопрос на всех уровнях, в том числе и на совещаниях в Коллегии ВПК. Мы считаем, что требуются экстренные меры по увеличению выпуска твердосплавного инструмента, потому что 70–75% технологии изготовления изделий на станках с ЧПУ и обрабатывающих центрах производится с использованием инструмента из твёрдого сплава. Мы предлагаем утвердить план действий, направленный на преодоление критической зависимости. Если сейчас не принять экстренные меры, очень скоро начнёт поступать информация об остановке оборудования.

Кстати, и здесь могут помочь предприятия оборонно-промышленного комплекса. У многих предприятий ОПК есть мощнейшие инструментальные подразделения, которые, как правило, занимаются выпуском инструмента и специнструмента под свою продукцию, и, скоординировав усилия, можно преодолеть проблему.

В отрасли есть хорошие по масштабам и возможностям инструментальные предприятия: Кировградский завод твёрдых сплавов, белгородский «Скиф-М», «Вириал» из Санкт-Петербурга, «Специнструмент» из Серпухова, который освоил выпуск целого ряда специнструмента для авиации, заменив знаменитых зарубежных поставщиков, и работает сегодня в режиме 24/7. Также есть АО «Победит», Свердловский инструментальный завод, ПК «Томский инструмент», Московский инструментальный завод. Иными словами, есть пул инструментальных предприятий, способных осваивать и выпускать современный инструмент, но у них есть проблемы. Среди главных я бы назвал рост потребления их продукции на внутреннем рынке. Но с учётом приведённой выше информации она решаема и в ближайшее время решится.

Вторая важная проблема — недостаток сырья для изготовления твердосплавного инструмента. Думаю, что настало время ограничить его поставку на экспорт и, что особенно важно, запретить наконец вывоз лома и отходов твёрдого сплава за рубеж в Литву, Германию, Австрию. Это самое качественное сырьё, которого не хватает в стране для производства инструмента. Пришло время для окончательного решения этого вопроса.

— Георгий Васильевич, справимся?
— Абсолютно убеждён, что справимся. Только действовать надо быстро и решительно.




«Оборонно-промышленный комплекс РФ»
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-63976 от 09.12.2015, Журнал подготовлен при участии редакции газеты «Промышленный еженедельник»
Адрес для писем: 123104, Москва, а/я 29, «Промышленная редакция»
Copyright © 2015-2022 Перепечатка материалов – только с письменного разрешения издателя Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов